<< Главная страница

Хармс-рок. (только для знатоков).


Доктор Кинчев идет по Невскому и шприцем как шпагой размахивает. Кто ни подвернется - колет в зад. Все от него шарахаются, а он знай кричать:
"Ко - мне-Е-Е-Е-Е-Е!"
Стоит Цой у столба, милостыню просит. Мимо Сева идет с виолончелью. Увидел Цоя и говорит:"Ты, Цой, засиделся, уж программа "Время" началась!" Сорвался Цой, побежал домой. А по дороге поет: "Время есть, а денег нет".
Идет Африка по Невскому и задирает всех. Кому в глаз даст, кому под дых. Видит, Дюша пьяный идет с флейтой. Отобрал у него флейту и давай дуть в нее что есть мочи, а из флейты Гинниверс вылезает, огромный такой мужик, и трах Африку по башке - тот упал. А Дюша как шел, так и шел - ничего не заметил.
У Майка всегда было много женщин. Только из дома выйдет, как одна-две на него запрыгнут. Дальше-больше, десяти метров не пройдет, на нем уже штук 20 сидит. И еще около 20 рядом суетятся - как кто отцепляется - прыг на пустое место. Недаром говорят:" Свято место пусто не бывает!" Майк и так уже еле на ногах стоит, а им хоть бы что - прыгают и все тут.
Гуляют рок-клубовцы по Невскому. Вдруг приезжает на пяти "СпецМедСлужбах" группа "Кофе" и давай всех ребят в машины совать. Всех схватили, связали и в Сайгон увезли. Рассадили рокеров по столикам и ну по 3 литра кофе каждому в глотку вливать. А кто больше не мог - тому за шиворот.
...И начались в Питере белые ночи.
Идет Майк по Невскому, весь в женщинах. А навстречу Доктор Кинчев со шприцом (как шпагой размахивает). Все прохожие в рассыпную. А Доктор подбежал к Майку - и ну женщин прививкой удовлетворять. А тем хоть бы что - так с Майка и не слезли.
Решил Боб решил прочитать Коран. Только подумал об этом, глядь, а хозяин тут как тут, и пальчиком грозно качает:"Богохульствуешь, язычество приветствуешь!" Смутился Боб:"Да я...я!" А хозяин размахнулся красной книжицей и бах - Боба по макушке... Очнулся Боб, а это материалы очередного съезда. Задумался Боб, и было с чего задуматься.
Пьяный Дюша любил выпить, и Боб любил выпить, да и Доктор (Кинчев) непрочь был. А поддерживается ли сейчас эта традиция.
Братья Сологубы любили друг другу по телефону звонить. Кто первый проснется - сразу за телефон и скорее диск вращать. А сказать то друг дружке и нечего. Дышат в трубку и орут:"Алло, алло!" Им, бывало, попить, поесть принесут, а они и не глядят, заладили "Алло, да алло!" А сами в одной комнате сидят.
Аквариум собрался на тусовку. Сидят, курят, женщины тут же (жен, понятно, дома оставили). Прибегает Доктор (Кинчев) и давай всем подряд горчичники ставить, да еще и командует: "Встать - лечь, встать - лечь". И минуты не прошло как всех раздел и горчичниками облепил. Горчица жжется, но все терпят, и каждый думает: "Хорошо еще, что без шприца..." А Доктор, тем временем, и шприц вынул.
Сидит Цой у столба - милостыню просит. Мимо Курехин с бандой рокеров шли и каждый по монетке дал. Цой на эти деньги сумел напиться, закусить и в центре всех городов побывать. Вот такие подаяния иногда случаются.
Сидит Боб дома у Юлиана Семенова - детектив читает......Чего только на белом свете не увидишь.
Сидит Тропилло дома, заброшенный, всеми покинутый. Никто к нему не ходит, телефон молчит. Думает Тропилло:"Как бы мне кого в гости заманить?" Позвонил Бобу - того нет, ушел стучаться в двери травы. Позвонил Доктору - тот занят, шприц стерилизует. Позвонил он тогда Боуи. Дэвид слушал, слушал, да и говорит на отличном кокни: "Голоден я" И трубку бросил. Задумался Тропилло:"А не вставить ли это в чей-нибудь альбом?"
Боб любил всякие превращения. Однажды превратился он в единорога и пошел в Летний сад гулять. Глядь, а на встречу 10 стрел летят. Припустил Боб, но одна все-таки попала в бедро.
...Проснулся Боб в холодном поту. С тех пор всегда пел "9 стрел", а иногда даже "8" - страховался.
Сидят Боб и пьяный Дюша дома. Боб превращает воду в вино, пьяный Дюша ее тут же выпивает. Только Боб все кастрюли наполнит - Дюша уже их и опустошил.
Ерундовый вроде случай, а характерный.
Решили рок-клубовцы гоголевского "Ревизора" поставить. Роли Бобчинского и Добчинского Бобу и пьяному Дюше достались. А те бывало обнимутся и давай спорить:"Я Петр Иванович! Нет, я Петр Иванович!" Зрители уж по домам разойдутся, выспятся, на работу идут. А музыкантам хоть бы хны, заладили:" Я... Нет, Я!" Беда да и только.
Сидит Боб дома, скучает. Прибежал к нему электрический пес и начал Боба за ляжку кусать. Боб кричит:"Отстань, фу, табу!" А электрический пес не отстает и рычит: "Теперь ты знаешь, о ком эта песня?"
Лежит Боб дома искусанный, больной. В друг влетает Доктор Кинчев и начинает его горчичниками обклеивать. Клизму поставил, шприц под лопатку всадил и промывание желудка в 5 секунд сделал. А Боб даже не шелохнулся, лежит и размышляет: "Странно, рок-н-ролл мертв, а я еще нет...Очень странно"
Сидит Тропилло дома (заброшенный и покинутый). Вдруг слышит: шаги на лестнице. А потом вспомнил:"Так это ж меня арестовывать идут. Ну-ну." И успокоился.
Опять решили рок-клубовцы "Ревизора" ставить. И роли Бобчинского и Добчинского отдали братьям Сологубам. А те вцепились друг в друга и орут:"Телефона есть?...Нет!...Телефона есть?...Нет!" Зрители, как всегда, уже по домам разошлись и выспались, а те все орут - все действие застопорили.
Боб превратился в пьяного Дюшу и пошел гулять по Невскому. Навстречу пьяный Дюша идет. Пьяный то пьяный, а себя заметил. "Здравствуй, гово рит, Дюша, ты как сюда попал?" А Боб говорит: "Это карма!" Задумался Дюша: "Откуда Дюша такие слова знает?" И к чертям пьяного Дюшу послал. А сам куда-то дальше потопал.
Борзыкин любил бунтовать. Поднимется, бывало, на ступеньки Казанского собора, и давай кричать: "Выйди из под контроля!" А народ-то, им только сигнал дай - все снесут. Бузу подняли. Даже у доктора Кинчева шприц отняли, того и гляди - Африку поколотят. Но обошлось, утихомирились. Да и Борзыкина увезли куда-то.
Идет Борзыкин по Москве, бунтует. Того и гляди - прокламации кидать начнет. Народ, знамо дело, пужается, по стенкам держится. Некоторые даже в обморок попадали - со страху. На счастье Доктор Кинчев со шприцом пробегал и пару клизм бунтарю всадил, а то бы полег народец, как на поле Куликовом. Хлипкие все-таки москварецкие людишки, совсем не то, что питерские.
Идет по Невскому Майк (весь женщинами обвешанный - ну куст малины просто). Борзыкин тут как тут, "Вольному - воля !" - кричит. Бунтует, значит. Майк смотрит на него преданными глазами, а ничего поделать не может - весь бедный женщинами облеплен. А Борзыкин знай свое : "Вольному - воля!", и все тут. Майк чуть не плачет, а скинуть жен- щин не может. Присосались, дуры. Это вам не отель под названием "Брак".
БГ- не то, что Высоцкий. Напьется бывало Высоцкий и пишет: "Где был я вчеране найду днем с огнем, только помню, что стены с обоями". БГ-интеллегент с похмелья пишет: "Я помню было небо - я не помню где... "
В детстве БГ мечтал стать психиатром. Увидел как-то паровоз дедушки Ленина и записал в тетрадочку диагноз: "Это - Тронулся поезд".
Цой работал милицианером. Это подтверждается строчкой из автобиографии: "Здравствуйте, девочки... Здравствуйте, мальчики.. Смотрите на меня в окно.. ВЕДЬ Я САЖАЮ... "



далее: HARMS - ROCK >>

Хармс-рок. (только для знатоков).
   HARMS - ROCK
   СОВЕТЫ
   ФОКУС


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация